?

Log in

No account? Create an account

Feb. 21st, 2011

Я пишу вот здесь: http://www.diary.ru/~amaray/
В ЖЖ только читаю и периодически комментирую.

Книга мастеров.

Общие положения сюжета:
Миру грозит опасность. Скоро исполнится древнее пророчество и заточенная в башне Каменная Княжна вырвется на свободу, чтобы с помощью своих злых чар обрести власть над миром. Волею случая, судьбы людей оказываются в руках Ивана, которому предстоит пройти через множество испытаний. В его силах наделить Княжну волшебной властью и сделать владычицей земною, но он может и одолеть её, чтобы спасти свою возлюбленную Катю. На пути к цели Ивана подстерегает множество опасностей и приключений, его ждут встречи с героями русских сказок — Бабой Ягой, Русалкой, Кощеем Бессмертным, и многими другими. (http://www.kinopoisk.ru/level/1/film/425019/)



Фильм начинается с ляпа, настраивающего на общую стилистику фильма – стеб и абсурд, взращенный на фольклорной почве. Звучит текст: «…и нашла она в лесу бел-горюч камень Алатырь…» - в кадре же герои ползают по лугу и рассматривают переливающийся всеми цветами радуги кристалл.
Режиссеру удалось путем нехитрой селекции скрестить «Уральские сказы» Бажова и «Хоббита» Толкиена. Нашествие ордаров едва ли не под копирку списано с первой части трилогии о коротышках, где Саурон посылает за кольцом свою конную зондеркоманду. В роли Саурона у режиссера, кстати, брутальная Ирина Апексимова, которой удивительно смешно идет кокошник.
Если присмотреться к ордарам повнимательнее и оценить способ их создния, то налицо явный плагиат с небольшими отклонениями – Саурон лепил своих орков из грязи и глины, а Каменная Княжна Апексимовой, соответственно, из камня. Принцип тот же самый, вплоть до использованных ракурсов съемки. Забор у Бабы-Яги опять же напоминает мега-калитку в Мордоре.
Вторая часть фильма построена по традициям русского народного квеста – обойти все локации, поговорить с героями, получить предметы, перейти на следующий уровень.
В середине фильма на двадцать секунд режиссерское кресло захватил Борис Грачевский, не иначе (эпизод у балкона). Сляпанный наскоро мини-«Ералаш» рождает здоровый смех у детей младшего школьного возраста.
Фольклорные герои милы и забавны – Куценко-Кащей вообще влюбляет в себя с первого взгляда. Валентин Гафт (Зеркало) навевает сладкую тоску по старым фильмам. Яга Ахеджаковой вызывает сочувствие и совершенно не пугает склонностью к каннибализму. А вот смесь Медной горы Хозяйки и картины Васнецова «Три царевны подземного царства» Ирина Апексимова, прекрасная в любой роли, губит созданное очарование излишним пафосом. Кузнец Кузьма, образец тавтологической практики сценариста, лихо машет топором, аки Тор, но то и дело поправляет сползающий парик.
Запальчивые крики косоглазого и тщеславного Иванушки «Я мастер!» ну ни фига не убеждают меня как человека, читавшего Булгакова. Учитывая, что в заветной книге мастеров он, судя по кадрам, прочел ровно 3 страницы. Кстати, имя главного героя наверняка предложили диснеевцы – у них все русские исключительно Иваны, хотя по сюжету гораздо логичнее было назвать его Данилой, раз уж пошли бажовские кальки про Медной горы Хозяек, приказчиков и каменные чаши.
Мифология тоже хромает – насколько мне известно, бел-горюч камень Алатырь не обладал способностью проклинать, а именно наоборот – исцелял. Но если учитывать работу со студией «Дисней» и наше образование, на это можно закрыть глаза. Зато вот дыхание современности на высоте – и депозиты тебе, и протоколы-договоры, и навигаторы-коммуникаторы…Этот избитый метод скрещивания старого и нового всегда гарантирует успех у зрителя.
В целом, фильм на «тройку». С большой натяжкой и из уважения к каскадерам и студии «Дисней», можно поставить хилый плюсик. Экономьте деньги, абсурда хватает и в реальной жизни.
21 октября президент РФ Дмитрий Медведев, движимый, вероятно, благими намерениями, проводил в ад старейшие и сильнейшие вузы России: http://kremlin.ru/acts/5793
Убийства совершались в нашей всегда бытро и болезненно, но такого цинизма не видели уже давно. Уничтожить бренд, отрезать пути поступления для собственных абитуриентов, и оттяпать себе побольше денег - цели создания данных федеральных университетов. Радужные перспективы, описываемые казанским ректором и министром образования, конечно, заманчивы - http://www.e-vid.ru/index-m-192-p-63-article-30475.htm - , верится в это с трудом.
Но самое циничное - это аббревиатуры. ПФУ (Приволжский федеральный), АФУ (Арктический федеральный), ДФУ(Дальневосточный), УФУ(Уральский). Обиднее всего нам, татарам - КГУ станет ПФУ, хорошо хоть не ПТУ, хотя один черт - фу.
Господа чиновники, имейте совесть. Не лезьте к интеллигенции, ей и так несладко.
14 мая в 15:00 в концертно-лекционном зале филиала КГУ состоялась встреча с участниками поискового движения «Снежный десант». На встречу с участниками «Снежного десанта» я шла с разрозненными чувствами. Некоторые из моих знакомых – «долинники», и следовательно, я немножко «в теме». И именно поэтому мне было одновременно интересно и чуточку страшно. Почему страшно – узнаете позже.
Изначально мне казалось, что зал останется полупустым, но неожиданно обнаружился если не аншлаг, то нечто близкое к нему. «Кто знает, что это за «десантники»? – то и дело раздавался вопрос в зале. «Десантники» не заставили себя ждать – вперед вышел невысокий аккуратный мужчина:
-Мы – участники поискового отряда «Снежный десант». Каждый год зимой мы снаряжаем экспедицию и едем в местечко Мясной бор, что на Новгородской земле. Это место еще называется «Долиной смерти» - там весной 1942 года погибла практически вся 2-я ударная армия – более 100 тысяч человек…
Буквально спиной я ощутила, как напрягся зал. Сто тысяч – это небольшой индустриальный город. Сто тысяч – это десятки тысяч семей. Сто тысяч – это как-то неправдоподобно много.
-Мы ищем, «поднимаем» солдат и хороним их по-человечески. Несправедливо, что кости этих людей уже более шестидесяти лет лежат потерянными в болоте. Кроме того, по возможности мы пытаемся идентифицировать останки по смертным медальонам…
«Кости», «болото», «смертные медальоны» - я вижу, как рука моей однокурсницы сжимает подлокотник кресла.
-На месте гибели тех, кого удалось опознать, мы укрепляем памятные таблички с их именами. В этом году нам удалось поднять 13 солдат, из них опознано 7. Знаете, до сих пор живы их родственники, они приезжают на захоронение. Ведь все эти шестьдесят с лишним лет они считали своего деда или отца пропавшим без вести.
Вперед выходит хрупкая девушка и берет в руки ржавую солдатскую каску с тремя маленькими дырочками и просто говорит:
-Это не от веток и не от старости – это пули. Человека убило на месте, - она берет в руки ложку – обычную алюминиевую ложку, только какую-то необычно поистертую и гнутую. – Очень сложно опознать солдата, и мы часто делаем это по личным вещам – часто их помечали. Здесь написано «Володя Жилин».
Я вижу ложку и неведомый Володя Жилин встает у меня перед глазами. Сухощавый, молодой, с блестящими глазами и почему-то рыжий. Он сидит в теплушке, готовой к отправке на фронт, и ножом старательно выцарапывает на новенькой, недавно выданной ложке свое имя. А через месяц, неделю, или даже три дня его не стало. Страшно.
- А это смертный медальон, - девушка вертит в руке маленький эбонитовый прямоугольник. – Туда вкладывалась записка с личными данными солдата и координатами его родных. Найти такой медальон – большая удача, и мы всегда очень радуемся такой находке – еще один неизвестный, пропавший без вести солдат найден.
«А ведь брата моего деда опознали по такому», - мелькает у меня в голове.
-«Поднимать» солдата довольно сложно – надо проверить предполагаемое место гибели щупом – это такая палка со штырем на конце – мы по звуку узнаем, есть ли что-то в земле. Потом делается раскоп. Лопата и руки – главные инструменты поисковика, - продолжает девушка, отложив медальон. – Не забывайте, что это не только лес и болото, но и огромное количество неразорвавшихся снарядов под ногами. Работа довольно опасная. А потом, если повезло и нашел бойца, собираешь его в буквальном смысле «в кучу» и идешь мыть на речку – череп, кости…
Я пытаюсь представить, как это хрупкая девушка копается в болотной жиже, а потом моет на речке череп, пролежавший в земле семьдесят лет. В душе поселяется смесь уважения, благодарности и ужаса. Мои «долинники» не раз рассказывали мне про свою работу, я не слабонервная, но и не железная тоже.
-О Долине сложено немало песен, и сейчас мы исполним одну из них, - вперед выходит юноша с гитарой и еще две девушки. - «Если кто спросит меня, что такое «Долина»…», - голоса впиваются в душу, за словами одна за другой всплывают картины на экране. И снова песня – «…пропавший без вести, я назову тобой дорогу…» Слова известны наперед, и внутри что-то сжимается от мысли о сотнях тысяч таких же, чьим именем не названы даже тропинки в новгородских лесах.
А потом начинается нечто, от чего у меня начинают шевелиться волосы. Это можно назвать «психологической инсталляцией», «криком души», «качественной режиссурой», как угодно – описать я все равно не смогу. Но те слова, которые произносили те хрупкие девушки, я не забуду еще долго.
В конце выступления «Снежного десанта» во мне снова вспыхивает та искорка энтузиазма, которая загорелась при моей первой встрече с «долинниками». Я чувствую себя бездарной, неблагодарной сволочью, за которую пролил кровь Володя Жилин и еще сотни тысяч людей. Мне хочется бежать в эти болота, замереть от прошлого ужаса и тихонечко завыть. И искать, искать их, этих Володей, Саш и Николаев, старшин и рядовых, и помнить, помнить всегда, что они не пропали, а еще лежат здесь. Их нужно только найти.

Гомошарики

17 мая активисты ЛГБТ-движения Набережных Челнов вышли в центр города с целью организовать флеш-моб акцию, посвященную дню борьбы с гомофобией.
Представьте себе серый, скучный, дождливый день, спешащих куда-то людей в черных куртках и…яркую толпу с разноцветными воздушными шариками! У прохожих, наблюдающих за нами, на глазах улучшалось настроение – они начинали улыбаться, кивали с нашу сторону и гадали, зачем же мы здесь собрались.
-День рождения у кого-то, - услышала я полный умиления голос за спиной. – Поздравлять идут. Вот здорово!
- Уже поздравили,- протестует другой голос.- Смотри, у того парня в руках целая охапка! Красные, синие, желтые, фиолетовые! Вся радуга!
Действительно, радуга, но не вся - в ней не хватает одного цвета. К каждому шарику привязана записочка «высшим силам» с пожеланиями или просьбами. Шарики над нашими головами кружит пронизывающий ветер, мы ежимся от холода. И вот звучит заветное: «На счет «три!» Раз – закусываем губы от предвкушения, два – разматываем длинные ленты, три – и шары, упруго оттолкнувшись, устремляются в небо. Первые несколько секунд мы в тишине, задрав головы, заворожено следим за стремительным движением нашей разлетевшейся радуги. Прохожие останавливаются, дети удивленно вскрикивают:
-Мама, мама, смотри, шарики летят!
Они летят, и вместе с ними в небо устремились еще сотни и тысячи шаров, выпущенных по всему миру. Может быть, в нашем общем небе они встретятся, и своей радостной разноцветной силой исполнят то, что мы написали – «Пусть когда-нибудь все поймут, что мы любим друг друга также, как и остальные».

Политика на кухне

Мать решила испечь пирог "Зебра", но переборщила с какао. Пришлось переименовать пирог в "Барака Обаму"
чем дальше в лес, тем толще партизаны: http://www.gay.ru/news/rainbow/2009/03/31-15121.htm

Удивило, что некоторые люди с перьями, торчащими из непотребных мест, приписывают себе авторство, распускают хвост, а как только на них начинают наезжать, оказывается, что они ничего не писали, и вообще милые и невинные зверушки.
Неделя с 23 по 29 марта была объявлена «неделей борьбы с гомофобией» в России. Акция, проходящая более чем в 15 городах страны, не могла оставить равнодушными и Набережные Челны. И вот 25 марта, в день рождения Элтона Джона, наш немногочисленный ЛГБТ-«десант» высадился на улицы города. Вооружившись листовками просветительского содержания и рассредоточившись по территории одного из самых людных мест города, мы стали пробовать себя в роли промоутеров.
Листовки шли довольно вяло, но все же российский народ не даром считается самой читающей нацией в мире. Каждый получивший листовку прохожий тут же впивался в нее глазами. Осознав, что букв в листовке много, и не все знакомые, люди прятали ее в карманы или сумки, дабы прочесть позже, что не может не радовать. Общая реакция народа была разной:

-Тьфу, пакость какая! – плевались бабушки-старушки.
-Дайте, дайте и мне тоже! – подпрыгивала девушка, молодому человеку которой я только что вручила листовку. – Прикольно!
-Ой, какое хорошее дело! Ребят, а вы не боитесь? За это ведь и огрести можно, - сочувствовали проходящие мимо готы.
Словно в ответ на их слова как из-под земли вырос охранник соседнего магазина.
-Чё, разрешение есть шо ли? - начал наседать он на диалекте коренного челнинца. – Ща ***** получишь!
Разрешения у нас не было. Его нужно оформлять в мэрии, согласовывать с кучей чиновников, с администрацией окрестных торговых точек и с милицией. Заниматься этим не было ни времени, ни возможностей. Распивающие поодаль пиво гопники тоже недвусмысленно поглядывали в нашу сторону. Пришлось срочно ретироваться.
Не успел наш «десант» отойти от злосчастного торгового центра, как нас остановили проходящие мимо милиционеры.
-Пройдемте, молодые люди…
«Пост доверия» - гласила надпись над будкой, куда нас приглашали. Мы решили довериться и прошли.
-Ну и что это за…гемо-фобИя? Можете человеческим языком объяснить? А то нам тут звонки поступили, что четырнадцатилетние и младше дети не пойми за что агитируют, - улыбнулся один из старших сержантов, пока другой пробивал по своей базе наши фамилии.
Проглотив «четырнадцатилетних и младше детей», двадцатилетняя я разразилась десятиминутной лекцией с экскурсом в историю и предысторию, включая Древний Рим, США и Нидерланды. Сержанты заворожено слушали и кивали головами.
-Так зачем вам это надо-то? – удивился один из них. Я тихо осознала, что лекция полетела в тартарары. – Или вы сами такие…как они? Мы ничего против не имеем, просто из спортивного интереса.
Дальнейшее походило на нечто среднее между интервью и ласковым допросом в гестапо. Из нас пытались ненавязчиво вытянуть какие-то явки, пароли, места встреч и паспортные данные всех участников движения. Помня прошлый опыт общения с правоохранительными органами и искомую гомофобию, наш маленький партизанский отряд держался стойко и старательно уводил нить разговора на другие сферы общественных проблем. Сержанты поняли, что такими темпами мы можем разговаривать до самого утра, и отпустили с миром.
-Вы смотрите, осторожнее, революционеры…Рано вы все это начали. Придурков много, - напутствовали они нас, оставив на память листовки и стикеры.
Таким образом, «хождение в народ» 2009 года получило такие же результаты, как и в 1874 году. Утешает лишь то, что большая часть листовок все-таки была роздана, и некоторые люди все же не бросят их в ближайшую урну, а прочитают и попробуют понять, что гомосексуализм – не болезнь и не психическое отклонение, и мы тоже можем любить друг друга так же, как и они.
Бомба на КАМАЗе - действительно слух, и не более.
Таки это были учения.
Учитывая, что по последним данным, с КАМАЗа увольняют более 3000 человек, которые, озлобившись на весь мир, могут и взорвать завод и иже с ним к чертовой матери, МЧС провели учебную тревогу на движках.
Поражаюсь логике нашего правительства.
Скажите-ка дети, что вы видите перед собой внизу?
(с) Масяня



1. Зондеркоманда "Превед медвед"
2. Съезд партии "Единая Россия"
3. Скрин игры "Веселая Ферма-2"